Карусель тем сервиса MYBB2.Ru
Ссылка на тему: http://mrinataforum.mybb2.ru/viewtopic.php?t=83

Как странно меняется восприятие человеческое.

 
Как странно меняется восприятие человеческое. То, что когда-то казалось прекрасным, замечательным и вечным, в один момент может превратиться в абсолютную противоположность из-за сложившихся обстоятельств, из-за морального состояния духа.

Грэб стоял на краю обрыва собственного острова.. Внизу распростёрся бушующий океан. Ветер неистово рвал податливую плоть водной массы, поднимая огромные, пенистые волны, безжалостно бросая на острые, каменные утесы береговой линии. Буйство ветра вздымало замысловатые фигуры, выворачивая мрачные, тяжелые облака наизнанку из которых вот-вот хлынет ливень.
Кожанный плащ Грэба развевался на ветру. Холодный, пронизывающий, он пробирал до костей. Погруженный в свои мысли, Грэб, казалось ничего не чувствовал. Так оно и было. Со стороны могло показаться, что он старается сосредоточенно что-то разглядеть за , еле просматриваемым горизонтом и от напряжения на глазах выступили слёзы.
В действительности же, перед его взором разворачивались события недалёкого прошлого. Можно было подумать, что состояние погоды напрямую связано с внутреннним состоянием Грэба.
Перелистывая в памяти, как страницы книги, он с ужасом и настольгией рассматривал их, не в силах что либо изменить. Он не мог, да и не хотел искать себе оправдание. Он стал тем, кем стал и не пытался измениться. Просто уже не видел смысла. Череда сложившихся жизненных событий заставила его таким стать и пока ничего не предвещало к изменнению в лучшую сторону одного из самых страшных монстров за всю историю человечества.





Телефонный звонок с большим трудом вытянул Грэба из глубокого сна, заставив оторвать голову от подушки и дотянуться до трубки телефона.
«Алло! Грэб?» - хрипловатый голос Иннокентия окончательно разбудил, заставив забыть грёзы сна.
Они не виделись года полтора, с того самого времени, как Грэб перебрался из Иркутска в Москву.
«Иннокентий? Здорово братан! Ты откуда? Как дела дома? Как родители, как Берта?» - засыпал вопросами Грэб.
«Грэб, давай все вопросы позже, к тебе можно?»
«Ты в Москве? Конечно дружище, жми прямо сейчас, я жду!»
«О,кей! Скоро буду!»
В трубке раздались короткие гудки.
Грэб положил трубку откинувшись на подушку и с наслождением потянулся, в предвкушении предстоящих выходных. Глянул на часы, на которых было 11.45 и приятно удивился, давненько столько не спал. Резко соскочил с кровати, машинально одев тапочки и отправился в ванную, весело напевая мотивчик из романса «Я встретил Вас и всё былое…»
«Так, нужно что-то приготовить,” - думал он после бодрящего, контрастного душа.
Открыв форточку, он глубоко вдохнул свежий, прохладный рождественский морозец, ещё больше поднявший его настроение. За окном, кружась, медленно падал пушистый снег. Похоже он шел всю ночь, завалив крыши домов и улицы. Внизу во всю трудились дворники и комунальные службы, очищая дороги и тротуары от навалившего за ночь снега. По радиоточке передавали песню “Снег кружится...”, навивая настольгическое настроение. Отбросив пачку дешевых сигарет на подоконник, раздумав закурить, Грэб принялся за приготовление праздничной встречи Иннокентия, начав с внимательного изучения содержимого старенького холодильника.
«Не густо! Эх, сейчас бы Берту, она то точно что-нибудь придумала!»
Берта – в прошлом, его одноклассница, кажется, была влюблена в Грэба со школьной скамьи, но в то время он не обращал на неё никакого внимания. Затем, ждала его из Армии, но он даже не подозревал об этом. Скромная по натуре, она ни разу не показала виду. Любовь её была незаметная и чистая.
После демобилизации из Армии, не успев ещё, как следует расцеловать встречавших его родственников, в квартиру, буквально ввалился разгорячённый Иннокентий и извинившись перед родней, силком уволок Грэба, да ни куда-нибудь, а на дискотеку в Гсударственный Университет города Иркутска.
Грэб был возмущён его поступком. Но Иннокентий, на правах брата, именно так и поступил.
Красавец парень, высокого роста, в парадной форме воина-десантника, буквально околдовал женскую половину тусовки, чем неизменно вызвал, не желая того, косые, завистливые взгляды другой половины.
От приглашений потанцевать не было отбоя. Это его сильно смущало, ведь должно быть наоборот. К тому же ему было скучно и совсем не хотелось танцевать. Он думал о родителях, ругая в сердцах Иннокентия за его бесчеловечность по отношению к нему и родным, которые так ждали и готовились к его возвращению.
«Иннокентий, хватит, я даже часу дома не был!»
Но Иннокентий и слушать не хотел! «Грэб, дружище, я прошу, ещё немного! Не пожалеешь! У меня тут запланирована встреча! Неужели ты бросишь меня одного? Я тебе всю жизнь не прощу...!»
«Да что ты, в конце-концов, без меня не мог сюда…»-Грэб замолчал на полуслове, забыв, что хотел высказать Иннокентию. К ним пробиралась высокая брюнетка с пышными волосами и такой же грудью. Грэб обомлел.
Он узнал её. Хотя в памяти она сохранилась совершенно другой. Угловатая, смешная, очень тихая и прилежная ученица с косичками и выпирающими коленками.
Время. Как быстро пролетело время. Перед ним стояла повзрослевшая, с большими чёрными глазами и сногсшибательной фигурой девушка.
«Берта!!!»
«Здравствуй, Грэб!»
«Здравствуй, Берта!» - Грэб с трудом приходил в себя, стараясь взять себя в руки,-«Мы… вот тут…на дискотеке…а…а у тебя, как дела у тебя?»
Он изо всех сил старался не подавать вида. смущения. Вернее шока, который испытал. В конце концов, встреча не у него с ней, а, похоже, у Иннокентия.
«Вот молодчина брат,»-пронеслось в голове у Грэба, и тут же другая мысль, как укус пчелы,-«А ведь она именно та, она именно та, которую я рисовал в своих мечтах!» Ему захотелось развернуться и бежать, бежать из этого проклятого места. «Иннокентий, зачем…зачем он так поступает со мной сегодня!» - уроганом проносились мысли в голове. Как сквозь сон он услышал слова Берты: «У меня, не плохо…вроде,»-не отрывая взгляда от Грэба, который так же, не моргая, смотрел в её чёрные глаза, -«…вот, тоже на дискотеке, вернее... я не хожу. Меня Иннокентий пригласил. Срочно…сказал…не пожалеешь…»
До Грэба стали доходить её слова, но он боялся даже мысленно признать очевидное.
«Но в чём дело? Что это я…»-он не успел закончить мысль. Зазвучала музыка, вальс и он машинально пригласил Берту на танец.
Вечер пролетел не заметно. Грэб забыл про всё на свете. Он видел только Берту и был счастлив. Грэб забыл про родственников, про Иннокентия, который весь вечер просидел у стойки бара, потягивая холодное пиво, счастливый, наблюдая за своими друзьями, самыми близкими и единственными, радуясь, лихо провёрнутой операции.
«Да, хитрец Иннокентий, а Берта, любимая Берта, – какая она умница, но она далеко и завтрак всё же придётся изобретать самому...»- оторвавшись от воспоминаний Грэб вернулся в реальность и принялся за приготовление праздничной трапезы.

Когда на столе раскинулся “королевский” завтрак, состоящий из жаренной картошки, двух банок шпрот, маринованных огурцов и поллитра «Столичной», а Грэб, в комнате, натягивал штаны и рубашку- в прихожей раздался звонок.
«Заходи, открыто!»-крикнул он и, на ходу застёгивая штаны, пошарпал встречать гостя.
«Привет, братан!»-Иннокентий сграбастал Грэба своей медвежьей хваткой.
Они крепко, по братски обнялись... «Боже мой! Ах ты старый хитрец! Что б тебя…»-пронеслось в голове у Грэба,-«Как же это…» и в слух добавил –«Берта! Родная!»
Он забыл про друга. В дверях стояла, радостно улыбаясь она - Берта! Снег припушил её плечи и шапку, отчего она выглядела сказочно красивой, в добавок ко всему, держа в руках небольшую, пушистую ёлочку, так же присыпанную снежком.
От такой неожиданности слова застряли в горле, только бестолковые мысли кружились в голове: «У меня же брюки не глаженные…, я же постель не заправил…и пепельница полная окурков! Там же вообще бардак!»
«Сейчас!»-он развернулся и кинулся было в комнату, но одумался и схватив Берту на руки стал расцеловывать, которая радостно смеялась над смутившимся Грэбом.
«Может, хоть, дверь прикроем?» - пробасил Иннокентий, бесцеремонно прерывая их радость.
«Да, конечно. Раздевайтесь! Обувь на батарею, вот тапки и быстренько на кухню! Стол, правда , не ахти, но чем богаты, тому и рады!»
«Ладно, не оправдывайся, мы предвидели твоё фиаско, поэтому не с пустыми руками!»-сказал Иннокентий, протягивая Берте пакеты со снедью,-«Берта, приготовь пожалуйста что-нибудь, а мы ёлочку установим, ведь Новый год на носу...»
Спустя час они сидели за столом, подняв рюмки и улыбаясь друг другу, причём Грэб улыбался в “два раза шире” Берты и Иннокентия вместе взятых.
За прошедшее время, у них накопилось масса новостеей и событий. Распрашивая друг друга они неспешно вели разговор, который сам собой подошел к теме о будущем.
“У меня есть интересная тема. Иннокентий, но сначала скажи, чем ты хочешь заняться? Каковы планы на будущее? Ну, с Бертой, всё понятно, я с ней больше не расстанусь!”
Берта , улыбаясь, прижалась к Грэбу, чмокнув его в щёку и положив голову ему на плечо.
“Я думал над этим вопросом. Конкретного плана пока нет. Если идти работать, то какие перспективы? Сам знаешь, это не помне. Такая перспектива меня не устраивает!”
“Я тоже об этом думал. У нас нет системы, которая бы с детства давала не только общеобразовательные знания, но и знания как грамотно планировать свою жизнь.
Каждый набивает много шишек, самостоятельно разбираясь в жизненых хитросплетениях.
Нет плана - нет будущего. Это закон экономики.
Я прочитал много книг по бизнесу. Изучал судьбы успешных людей. И пришел к выводу, чтобы достичь результатов, нужно думать по другому, не так как все. Не так, как учили в школе, вернее, этому даже не учили. Предлагаю объединиться и действовать сообща в этом направлении.”
“Я только за, мне по душе ход твоих мыслей, думаю мы сможем!”



************************************************************************



Прекрасный офис. Шикарный, разместившийся в одном из Московских небоскрёбов, с окном во всю стену, через которое открывался прекрасный вид на вечерний город, сулящий массу удовольствий для богатых людей.
За массивным, резным столом из красного дерева, обрамленного позолотой, сидел Грэб, откинувшись на спинку кожанного кресла, прикрыв глаза и с наслождением потягивая сигару.
В другом углу офиса, так же на кожанном, но угловом диване небрежно развалился Иннокентий. По всему было видно, что рабочий день подходил к завершению.
На этот момент, друзьями был пройден путь в семь трудных лет, со дня их встречи в Москве. Много работы проделано с того момента и сегодня они имели впечатляющий результат в виде оффшорных строительных и перерабатывающих компаний, парочки турагенств и приличного ресторана. Кроме того у них были счета в Швейцарском банке и они свободно общались с самыми влиятельными и известными людьми планеты.
Их путь к успеху не был устлан цветами. Бизнес, сам по себе, это постоянное напряжение сил физических и моральных.
Постоянные, казалось бы непреодолимые препятствия, в виде чиновников и законодательной базы всех государств сильно усложняли развитие бизнеса. Но люди, наделённые умом и трудолюбием достигают своих целей, не падая и не опуская руки в критических ситуациях. Для таких людей падение является следующей ступенью к успеху. Они не останавливаются. Наоборот, действуют ещё более изощрённо и активно, используя нажитый удачный и неудачный опыт, добиваясь задуманного.
Грэб и Иннокентий всё это знали из собственного опыта, накопленного за прошедшие семь лет и им было чем гордиться.

Раздался стук в дверь и в офис вошла, экстравагантного вида секретарша и бархатным голоском обратилаь к Грэбу.
“Через час у Вас ужин с Дмитрием Ивановичем, машина готова.”
“Спасибо, Лена, закажи, пожалуйста, нам на завтра два билета в Сочи на первый рейс и ..., вроде пока всё.”
Девушка, сделав пометки в своей папке, повернулась к развалившемуся на диване Иннокентию.
“Иннокентий Александрович, Вам, раз десять, звонила некая Маргарита, что ей передать в следующий раз?”
Приоткрыв глаз и секунду поразмыслив Иннокентий ответил:
“Скажи, что я , ну, например, в Париже и буду неизвестно когда...”
Секретарша, с невозмутимым видом кивнула и обратилась к обоим:
“Можно идти?”
“Да, Леночка, спасибо, можете сделать текущие распоряжения и идти домой.”
“До свидания!”- и девушка процокала к выходу.
Грэб развернулся на кресле в сторону окна и, понаблюдав минутку за городом, резко встал:
“Ну, что, Иннокентий Александрович, едем ужинать?”
“Едем, мой желудок давно даёт о себе знать.”-взбодрился брат, всатвая с дивана.

Неоновые, переливающиеся рекламы, машины, шикарные и не очень, девушки, продающие цветы на тротуарах, люди спешащие куда-то - ночная Москва по-своему прекрасна.
Сидя в лимузине, под песню Лозы “Мой плот” и глядя на ночную жизнь города, Иннокентий погрузился в воспоминания своего детства.
Серый, грязный пригород Иркутска. Детский дом. Пятнадцать человек в комнате. Каждый со своей трагической судьбой... Каждый со своей болью... И постоянное чувство голода.
Голод... Он заставлял воровать с прилавков магазинов и ларьков конфеты, печенье и всякие вкусности и когда, кто нибудь из детдомовских попадался, воспитатели выстраивали всех в зале и начиналось воспитание. Бедные дети не знали куда деваться. Ведь они всего лишь дети и не лишены всего земного, добывая, недоступное им воровством. Воспитатели же с усердием применяли все доступные методы воздействия, втолковывая, что воровать не хорошо, всячески оскорбляя. Ведь за них некому заступиться. Абсурд. Их-то никто не воспитывал после воровства. Они просто безнаказанно брали, как своё, преднозначенное детям.
Единицы воспитанников выходили из стен детдома нормальными членами общества. В основном это потенциальные нарушители закона, на содержание которых, в последствии, государство затрачивает массу денег и бесполезных усилий.
Те же единицы, приобретённые и сохранившие человеческое в себе, были настоящими людьми, зная, что такое человеческая боль, одиночество и страх перед неизвестностью. Они умеют ценить, то что имеют.
Иннокентию, как он считал, повезло больше других детдомовских ребятишек. Когда ему было около семи лет, к ним, в детский дом приехала семья. Их было трое. Мужчина, высокий, худощавого телосложения, женщина с очень добрым и красивым лицом и маленький мальчик, возраста Иннокентия, с любопытством разглядывающий разношерстную толпу детдомовских ребятишек, которые в свою очередь, с нескрываемым любопытством глазели на незнакомцев. Они уже знали, что это чьи-то новые родители, вот только кого они выберут и кому повезёт больше других?
Позже Иннокентий узнал, что мать Грэба, именно так звали мальчика, перенесла тяжелые роды и не могла больше иметь детей. Этот факт и толкнул семейство усыновить мальчика, дабы Грэб рос не в одиночестве.
И вот они здесь. Перед ними толпа детворы. Нужно делать выбор, но как? Как необидеть кого-то, ведь, в глубине души каждый надеялся, что повезёт именно ему и эти люди станут его семьёй...
Ситуация разрешилась сама собой. Из толпы выбежал взьерошенный мальчёнка и прямиком к Грэбу, протягивая маленькую ручку:
“Здравствуй, меня зовут Иннокентий!”- и не дожидаясь ответа - “А Вы заберёте меня?”
Мать Грэба, женщина очень чувствительная, при такой сцене не удержала слезу и молча прикрыла лицо рукой, смахивая неожиданную слезу и сочувствуя всем детдомовским ребятишкам. Реальность жизни жестока. Невозможно помочь всем обездоленным.
Вот таким образом у Иннокентия появилась новая семья, но покидал детдом он со смешанным чувством, засевшим в нём на всегда. С одной стороны радость – у него наконец-то будет мама, папа и братишка, с другой - чувство предательства перед теми, с кем он провёл не один год в том кошмаре и кто оставался в прежней жизни.

У него началась новая жизнь. Другие правила. Новые друзья. Грэб с Иннокентием сразу нашли общий язык, став настоящими друзьями и братьями. Но при случае они всегда заступались и всячески помогали детишкам из детских домов, а с некоторых пор делали щедрые подарки детским домам.
“Эй, братан, ты что, уснул?”
Иннокентий вздрогнул, возвращаясь из своих воспоминаний.
“Ух, задумался слегка, что уже приехали?”

Поднимаясь по ступенькам собственного ресторана он окончательно пришел в себя:
“Грэб, слушай, мы похоже, про девочек забыли!”
С наигранным видом разозлившегося человека, Грэб повернулся к брату и растягивая слова, чтобы Иннокентий проникся каждым словом, произнёс:
“Дружище, то, что сейчас у нас будет, называется деловым ужином с серьёзными людьми. А девочки, если не раздумаешь, будут завтра, в Сочи, хотя о чём я говорю, когда речь идёт о противоположном поле у тебя просыпаются только животные инстинкты...”
Иннокентий сделал удивлённый вид, пропустив сказанное мимо ушей:
“Ну, раз, ужин с деловыми, серьёзными людьми давай организую деловых, серьёзных девочек!”
В ответ Грэб шутя подтолкнул брата:
“Давай – давай, шагай, сейчас будут тебе девочки, и деловые, и серьёзные, Казанова хренов, женить тебя надо...”
Иннокентий остановился, сделав жалостливое выраженеие и умоляющим голосом произнес:
“Делай что хочешь, только не заставляй меня жениться, я ведь ещё не вырос!”
“Иди-иди, а то девственности, сейчас, тебя лишат другие, мы уже опаздываем...”
Встреча, была подготовительным этапом в новом проекте, сулящая новый ход развития событий в жизни друзей и прошла без осложнений. Стороны, придя к единогласию, расстались, полные позитивных эмоций. И наконец-то можно позволить небольшой отдых. Наконец-то Грэб увидит сынишку и Берту , которая вот-вот должна родить ему второго ребёнка. Первому, Стасу, недавно исполнилось три годика. С мыслями о скорой встрече, Грэб с братом отправился в аэропорт.


В Сочи их встречал Андрей. Андрей Аркадьевич Рамзин. Молодой, талантливый учёный, несколько лет назад сам пришедший к Грэбу и Иннокентию с амбициозными и как у многих, талатливых учёных, сумашедшими идеями – предшественниками великих открытий.
Друзья выслушали молодого учёного и, не столько из-за реальности идеи, как им совершенно не казалось в то время, сколько из-за уверенности в положительном исходе авантюры самим автором, они решили инвестировать деньги в его проект и, как ни странно, заработали немалую сумму денег на этом.
Многие деловые люди, однажды отказавшие профессору, из-за его бредовых идей и молодости, сразу засыпали его приглашениями продолжить работу под их началом, но Андрей Аркадьевич, благодарный Грэбу и Иннокентию, отказался от всех предложений и принёс ещё не мало прибыли, разрабатывая новые технологии.
“Грэб Александрович, Иннокентий Александрович, здравствуйте! Машина ждёт, пойдёмте! У меня есть для Вас новость, дело в том, что...”
“Стоп- стоп!”-оборвал его Иннокентий, пожимая руку профессору,-”Дай нам хотя бы позавтракать, затем поговорим о делах. Хотя я думал, что мы приехали отдохнуть и отвлечся от суеты мирской...”

Большой особняк из декоративного, красного кирпича, с большого балкона которго открывался прекрасный вид на пляж и раскинувшееся море находился в живописнейшем месте.
Грэб любил сдесь бывать. Тишина – только шум моря и крики морских чаек действовали на него гипнотически, успокаивая. Это было одно из немногих место, где он мог, хоть и на короткое время, отвлечся от каждодневной суеты и забот, часами просиживая на балконе в кругу семьи и наслаждаясь вечерними, чудесными закатами.
В такие моменты он чувствовал себя любимым и любящим, они о многом говорили с Бертой и сынишкой. Казалось время останавливалось. Он получал огромный заряд энергии перед предшествующей работой. Всё, что он делал, он делал для них. Они - его вдохновение, его смысл жизни. Находясь рядом с ними он понимал, что такое счастье.
Охранник, сурового вида, одетый в чёрный костюм, открыл ворота и поприветствовал проезжавших в лимузине. Машина плавно проехав по аллее, мимо аккуратно подстриженных кустов, подкатила к парадному входу особняка. На крыльце их ждала счастливая Берта и прыгающий от нетерпения предстоящей встречи с отцом, радостный сынишка. Грэб вышел из машины и, неуспев подняться по ступеням, подхватил подбежавшего Стасика, затем подошёл к Берте, держа на одной руке сына , нежно, словно боясь сделать что-то не так, обнял её свободной рукой.
“Здравствуй, любимая!”
Берта обвила его шею руками и чмокнула в щёку.
“Как делишки у нашего маленкого? Не болеете?” - Грэб с нежностью посмотрел на круглый животик Берты. Глаза её искрились от счастья. Сейчас от них исходила какая-то мощная энергия, рожденная в от слияния любящих человеческих душ, в результате полной гармонии. Совсем скоро их будет уже четверо и вся суета в мире – такая мелочь.
“Привет, Берта! Как дела, племяшь? Соскучился? Вот держи презент!”- Иннокентий протянул конструктор, купленный специально для такого случая. У Стаса радостно заискрились глаза и поблагодарив, он принял подарок.
”Ну хватит обниматься, а то мы сейчас расплачемся от трогательной сцены встречи, пойдёмте уже, что-нибудь съедим, а то я голодный как волк!”-Иннокентий бесцеремонно прервал их, подталкивая ко входу,-”Что у нас на завтрак?”
Грэб и Берта усмехнулись, продолжая нежно глядеть друг на друга и обнявшись, последовали за Иннокентием.
“Он нас раззорит своим нечеловеческим аппетитом! Куда только ему лезет?”- смеясь произнёс Грэб и в догонку Иннокентию - “Вы, батюшка, хам и грубиян!”
На что Иннокентий, не разворачиваясь и продолжая движение по направлению кухни, развёл руки в стороны и ответил:
“Нет, давайте будем смотреть на Вас и рыдать, когда в желудке такая революция. На голодный желудок, я на такое, не способен! Сначала накормите!”
“Дядя Кеша, у меня есть чупа-чупс, хотите? Очень вкусный!”- предложил Стасик.
“Ах ты мой ненаглядный, ты один понимаешь меня, спасибо дружище, твоим бы родителям нужно поучиться у тебя! А то они кроме себя никого не замечают!”
“Как будь-то и не уезжали!” - смеялась счастливая Берта.

В столовой их ждал накрытый, большой стол. Вокруг него, устраняя последние недостатки в сервировке, суетилась молоденькая гувернантка.
“Опаньки, это что за явление прекрасной Амазонии?”
Девушка вздрогнула от неожиданного баса, резко повернулась, задев рукой фужер, который, ударившись о пол, разлетелся на мелкие кусочки. В дверях стоял приятно удивлённый Иннокентий.
“Простите, ради Бога!”- покраснев и опустив глаза пробормотала, оправдываясь за свою неловкость девушка-”Я сейчас всё уберу!”
“Что значит – извините! Так дело не пойдёт! Ты разбила наш фамильный фужер, который подарила мне моя бабушка, а ей подарила её бабушка, а ей, её бабушка, которую, кажется ... звали Жанна Д,Арк! Так, что, ты обязана мне сегодняшним вечером, который мы проведём в ресторане!”
Девушка уже опустилась на корточки, собирая осколки между стульев, а Иннокентий с удовольствием наблюдал за ней, высоко подняв одну бровь.
“Э-э-э, братан, Вы чем тут занимаетесь?”
Грэб и Берта, в сопровождении сына и Аркадия вошли в столовую. Девушка, казалось, вот-вот разрыдается от стыда и страха. Щёки её пылали жаром, а волосы растрепались.
“Представляю, что ты успел наговорить этому созданию, коли у неё такой вид. Что-то разбили? А-а, ну понятно! И конечно же, это тебе, Кеша, безумно дорого, хотя такие стекляшки продаются на каждом углу! Я хочу извиниться за своего брата и предупредить Вас быть с ним крайне осторожной. Он превращается в животного, при виде женского пола. У него развязывается язык и он теряет человеческий облик!”
“Иннокентий, возьми себя в руки и прикрой рот!”- сказала, улыбаясь, Берта, усаживаясь на своё место,-”Она сдесь работает гувернанткой, не более, оставь свои фантазии для других!”
Иннокентий, нисколько не смутившийся, оторвал взгляд от девушки и продолжил,- “ А я что, я только подумал, что не плохо бы, в целях экономии наших, и без того скудных доходов, в униформу срочно внести изменения. Увеличить декольтэ, уменьшить длинну юбки и ..., ладно, про бельё говорить не буду, Вы не поймёте. Но юбки нужно укорачивать однозначно и увидите, жизнь начнёт налаживаться!”- Иннокентий захохотал, довольный своей вульгарностью.
“Ты кажется хотел есть или голод как рукой сняло? Экономист ты наш!”- проговорила Берта, не разделяя радости Иннокентия.
Он поднял в верх указательный палец.
“Одно мнгновение, господа! Так как, Вас, зовут, прекрасная незнакомка? Я категорически отказываюсь от приёма пищи пока не узнаю Вашего имени!”-обратился он к незнакомке, голантно помогая ей подняться с пола.
Девушка смущённо взглянула на Берту и Грэба – те оба улыбались. Девушка совсем смутилась.
“Линда”- произнесла она, вытягивая свою ладонь из огромных рук Иннокентия, добавив -”Извините!” - и выбежала из столовой.
“Ух! Я всю жизнь ищу девушку моей мечты, а она оказывается, спокойно себе поживает сдесь и думать обо мне не думает, не порядок!”- произнёс Иннокентий и сел за стол, потирая ручищи и выбирая, с чего начать трапезу, затем замер, озирая присутствующих,-”Ладно-ладно, не смотрите на меня так, уж и пошалить нельзя, давайте-ка завтракать, господа!”- и потянулся за куском жаренного мяса, не предполагая даже, что пару мнгновений назад произнёс судьбоносные слова и совсем скоро, из необузданного мужлана, превратится, на зависть всем, в голантного ковалера, со всеми вытекающими последствиями.
Дальнейший приём пищи прошел спокойно и все остались довольны столом.


После завтрака мужчины удалились в рбочий кабинет, который одновременно был и библиотекой. Это была не маленькая комната, с большим, ажурным камином, украшенным резбой по камню. На камине стояла подставка с тремя клинками, слабость Иннокентия. Одно время он увлекался Востоком, его культурой, историей, но бизнес отвлёк его от этого занятия, забрав свободное время.
Перед камином лежала шкура медведя – охотничий трофей Иннокентия, привезённая из Сибири.
В прохладные, зимние вечера обитатели дома иногда собирались вместе вокруг камина, проводя время в беседах.
Большие окна, в виде арок, которые выходили на западную и южную стороны, пропускали достаточно света, чтобы библиотека не казалась мрачной и в ней было уютно работать. Особенно по вечерам, во время вечерней зорьки, когда кабинет заливало лучами прощального солнца, постепенно переходя из ярких, светлых тонов в ярко-багряные оттенки, быстро угасая и тогда зжигалась настольная лампа с зелёным абажуром, рассеивая мягкий свет.
Стол был подобран со вкусом. Столам Грэб уделял особое внимание, это бала его слабость. Как он говорил, стол – ни что иное, как поле битвы и оно должно быть удобным, функциональным и красивым, чтобы за ним хотелось работать. И естественно обажал шикарные кресла, стол без кресла – как полководец без штаба.
Особая пикантность обстановки получалась весной, когда Берта, с любовью, выставляла на журнальном столике, находящегося возле окна, обычно распахнутого настеж, букет из сирени или черёмухи. В результате чего, комната наполнялась головокружительным, дурманящим ароматом в перемежку со свежим, морским воздухом и Грэб, с Иннокентим и Бертой всегда, против своей воли, окунались в воспоминания из детства.
Высокие книжные полки, до самого потолка, хранили множество книг различной тематики. Грэб любил читать. Ему было интересно всё, от фантастических рассказов до научных трудов великих людей, но ему постоянно не хватало времени для чтения книг и он мечтал, что наступит когда-нибудь такой момент в его жизни и он погрузится в удивительный мир книги.

Грэб, Иннокентий и Андрей, расположились поудобнее в креслах. Иннокентий достал из барчика, в виде глобуса, бутылку коньяка и разлил по рюмкам. Все присутствующие принялись смаковать коньяк, оценивая его вкус. Разговор начал Андрей.
“Вобщем так, сложились определённые обстоятельства и я считаю, Вы обязаны знать...
Три дня назад, у меня был Гофман Виктор Сергеевич, представитель Бориса Абрамовича. Разговор начался с предложения от Бориса Абрамовича, на которое ответ должен быть только положительный. А предложение будет сделано в любом случае. Я понял, что всё уже решено за меня, без моего участия и согласия. Меня просто поставили в известность.
. У них, где, я не знаю, есть лаборатория, ведущая, по моим предполжениям, разработки некоего препарата, который должен заставить работать человеческий мозг и организм на все 100%, в отличии от тех 3%, которые используются нашим организмом и мозгом в обычном состоянии. Поясняю. Это означает, что человек, у которого активируются мозг и организм этим препаратом, не должен будет иметь ограничений ни в чём. Он сможет управлять другими людьми, природными явлениями, всем живым. Причём, у них есть ещё какие-то наработки, о которых был только намёк и все подробности я узнаю приступив к работе.
Я знаком со студенческих времён, с учёным, работавшим у них. Он был помешан на создании суперчеловека. Некоторое время мы с ним изучали этот вопрос. Отсюда и мои предположения.”
Иннокентий не выдержал -”Андрюха, ты извини, но сам-то слышишь, что говоришь?”
“Иннокентий Александрович, я Вас прошу, пожалуйста, выслушайте и поверьте! Вы вольны принять любое решение, но это не настолько нереально, как кажется на первый взгляд! Подобные опыты проводились многими учёными, в том числе и в Германии, во время Великой Отечественной и надо сказать не безрезультатно! А в наше время, при современном оборудовании результаты могут быть гораздо значительнее!”
Грэб сидел молча. С одной стороны он сейчас слушал полный бред и разум его отказывался верить про какие-то байки из области фантастики. Подобное можно увидеть только в фильмах. Но с другой стороны, все идеи Андрея достигали результатов и опыт говорил сам за себя. Андрею можно верить. Грэб пристально посмотрел на профессора.
“Продолжай, Андрей.”
“Спасибо, Грэб Александрович. Вообщем, по словам Виктора Сергеевича, всё у них шло прекрасно, но случилось непредвиденное. Две недели назад, во время проведения опытов, ведущий профессор сошёл с ума и их разработки приостановлены. Им нужно найти замену ведущему специалисту. Их выбор пал на меня. Послезавтра я должен дать ответ и ответ только положительный! Вы знаете, что это за люди. Вариантов у меня нет. Что можете посоветовать? Я прекрасно понимаю, что для меня это конец. С другой стороны у них есть всё, что бы заставить меня работать на них. К тому же, они дали понять - в случае отказа не оставят в покое моих родных. Мне страшно. В первые в жизни я сожалею о своих способностях, не будь их у меня, всё бы обошлось...”
Андрей замолчал. Только сейчас Грэб заметил, как изменился профессор. Похоже, после неприятной встречи он совершенно не спал.
Иннокентий вскочил с места и стал мерить комнуту шагами.
“Что ж ты молчал, дурья твоя голова, надо было сразу сообщить нам! Вон оно как заворачивается! Терпеть ненавижу таких отморозков, которые считают, что они властители чужих судеб, методом принуждения. Гады! И давят ведь, на самое дорогое!”- возмущался Иннокентий.
“Вот, он, резкий поворот человеческой судьбы!”- думал Грэб,- “Живёт человек, трудится на благо семьи, государства, радуется жизни и вдруг, на тебе, находятся люди, желающие подчинить его знания и волю под свои навязчивые идеи, ради наживы и власти, в одночасье руша человеческую судьбу!”- и вслух продолжил - “Андрей! Срочно звони своей жене, пусть бросает все дела, сейчас за ней и дочкой, придёт машина. Лучше, если они будут рядом. Дальше будем решать, что делать!”
Андрей достал сотовый и набрав номер, стал ждать вызов. Иннокентий замер в ожидании. Не дождавшись ответа, учёный начал набирать снова. Затем ещё и ещё. Грэб догадался. Они опоздали. Люди Бориса Абрамовича подстраховались, захватив семью Андрея в заложники. У него действительно нет выбора. Надо что-то придумать!
“Алло, Света?”- Андрей соскочил с кресла и быстро заходил по кабинету,- “Ты где? Почему так долго не отвечала? Дома? Была в душе? Слава Богу! Сейчас за Вами придёт машина, бросай все дела и приезжайте сюда. Потом всё объясню. Жду!”
Иннокентий выскочил из кабинета, Грэб понял, что он пошёл отправлять машину. Андрей плюхнулся в кресло. Его била мелкая дрожь. Трясущимися руками схватил бутылку, налил коньяк и залпом выпил, откинувшись на спинку.
“Что же будет? Это конец! Нужно срочно уезжать подальше отсюда! Сегодня же! Сейчас же! Грэб, помоги мне! Я сойду с ума! Неужели это конец!”
“Успокойся, Андрей! Паника – плохой помощник в таких ситуациях! Мы отправим Вас в Сибирь, у меня там живёт друг, однополчанин. Сейчас он служит в отряде особого назначения по борьбе с торговцами наркотиков, полковник, он всё устроит. К тому же, Вы будете под его защитой. Поедете на машине, так безопаснее и невозможно будет отследить маршрут. С Вами поедут два телохранителя и обученный водитель. Сейчас сделаю распоряжения.”
Грэб направился к начальнику охраны, столкнувшись в дверях с Иннокентием.
“Машина ушла, скоро твои ненаглядные будут здесь!”- отрапортавал он.

Дав указания начальнику охраны, Грэб вернулся в библиотеку, застав там Иннокентия, стаявшего у окна. Грэб подошёл к нему и встал рядом. Они молча смотрели в даль, на большую, белую яхту, дрейфовавшую не подалёку от берега, на чаек, выполняющих замысловатые фигуры пилотажа шныряющими над водной гладью, в поисках пищи.
Знаешь, брат, - начал разговор Иннокентий, - Я не знаю, что это. Яне знаю, как будут развиваться события дальше. Мы конечно постараемся помочь Андрею и сделаем всё для этого, но у меня какое-то нехорошее предчувствие, даже какой-то страх перед будущим. Такое ощущение, что заканчивается определённый этап нашей жизни и начинается новый. Раньше мы могли просчитать события и повернуть ситуацию в свою пользу, ничего сложного не было. Но сейчас я в замешательстве.
Я согласен с тобой. У меня такие же предчувствия. Судьба сводит нас с непредсказуемыми, жестокими людьми, для которых нет ничего святого. Я даже не думаю, что мы бросим Андрея в его беде, хотя для кого-то, это было бы решением всех проблем. Люди Бориса Абрамовича очевидно на это и расчитывают, посчитав, что мы поспешим избавиться от профессора, избежав крупных неприятностей, но я, пойдя на такую сделку с совестью, не смогу спокойно жить дальше, понимая, что проявил малодушие и бросил человека на растерзание волкам против его воли.
А если им предложить сделку? Попробовать договориться, найти компромис?
Эти люди не идут ни на какие компромиссы. Если бы им это было нужно, они бы действовали иначе, а не таким категорическим методом. Что-то в этой истории не так. Не пойму что. Они чувствуют полную безнаказанность, у них огромные деньги и связи, и нам придётся очень трудно. Неизвестно, выйдем ли мы вообще победителями из этой истории, но проиграть, для нас, возможно, означает смерть. Они не только не оставили выбора Андрею, они и нам его не оставляют...
В дверях показался начальник охраны. Его возбуждённый вид непредвещал ничего хорошего.
Водитель тяжело ранен. Приехав на место, он заподозрил не ладное. Возле подьезда стоял чёрный джип. Он узнал его и через мнгновение из подьезда вышла супруга прфессора с дочкой, в сопровождении людей Бориса Абрамовича. Похоже, она не подозревала, что эти люди не от Вас. Водитель сообщил мне и пошёл к ним. Они его узнали и открыли огонь на поражение, тяжело ранив. Он успел произвести несколько выстрелов, зацепив двух. Они скрылись. Я отправил группу, но это мало чего изменит. Там уже работают оперативники. Водителя отправили в реанимацию.
Первая реакция Грэба была ярость, которую ему, нечеловечиским усилием воли удалось погасить, Иннокентий же не совладал со своими эмоциями и со всего маху ударил по двери, выбив дубовую филёнку, расколовшуюся пополам. Он всегда отличался необузданной эмоциональностью. Ему с трудом удавалось держать себя в руках в неадэкватных ситуациях.
Что случилось? - спросил подошедший профессор, не видевший эту сцену, но слышавший шум, - Недавно звонил Светлане, люди приехали и скоро их привезут сюда.
Он умолк, глядя на Иннокентия, который походил на разьярённого зверя. В голове профессора промелькнула догадка... Глаза Андрея наполнились слезами и стали угасать, на лице появился нервный тик. Он как-то обмяк, бессильно опустив голову. Медленно развернулся и, словно дряхлый старик, поплёлся прочь.
Иннокентий нанёс второй сокрушительный удар по двери, переломив попалам перегородку двери.
Неожиданно прозвучачала весёлая мелодия. Это сработал сотовый телефон Андрея. Он судорожно стал шарить по карманам в поисках мобильника.
Алло, Светик, Вы где, с Вами всё в порядке? - Андрей ещё надеялся, что всё не так страшно и скоро они с дочкой приедут к нему, - Да... звери! Верните мне мою дочь и жену, - заорал он в трубку, - Я убью Вас! Подонки! Верните мне мою дочь! А-а-а-а! - взревел Андрей, неестественно прогнувшись назад и подняв трясущиеся, маленькие кулачки в верх.
Подскочивший Иннокентий выхватил телефон из рук профессора и жутким басом, сквозь зубы процедил:
Кто говорит? Слушай, Гофман, если хоть один волос упадёт с их головы, я лично порву тебя на части и скормлю собакам! Сука! Слышишь? Шестёрка! Передай своему шефу-уроду, что я не успокоюсь, пока не вырву ваши глотки! Ты знаешь меня, я человек слова!
Грэб, всё это время стоял и молча наблюдал за происходящим. В его голове рождался план действий. До него стало доходить, с чем они столкнулись. Он понял, что бы одержать победу, нужно научиться думать их мыслями и действовать их методами. Сейчас они проиграли, потому, что не были готовы. Сработал фактор неожиданности. Борис Абрамович же всё продумал и был готов к действию. Нужно забраться в их мозги и предвидеть каждый шаг.Но сначала нужно понять, чего они хотят. Ясно, что их целью является не только заполучить профессора, это они могли сделать без лишнего шума. Им нужно ещё что-то.
На шум сбежались обитатели дома и в недоумении смотрели на сцену в гостинной. Все поняли, что произошло что-то страшное...

Ссылка на тему: http://mrinataforum.mybb2.ru/viewtopic.php?t=83



Внимание! Если вы считаете, что темы с вашего форума не должны присутствовать в карусели тем или в карусели присутствует содержимое, нарушающее нормы общепринятой морали, либо действующего законодательства - напишите нам на abusereport@mybb2.ru
 

создать форум