Карусель тем сервиса MYBB2.Ru
Ссылка на тему: http://glavprospekt.mybb2.ru/viewtopic.php?t=21

Эта история могла произойти в любом городе нашей страны.

 
Эта история могла произойти в любом городе нашей страны. Даже в нашем родном Симферополе. А может, именно здесь она и произошла - только об этом никто еще не знает...


Ирина Петровна проснулась в прекрасном настроении. Пошарила ногой под кроватью: тапочек нашелся мгновенно, и, главное, - на нужную, правую ногу. Петровна свесила с кровати левую - и попала во второй тапок, отчего настроение пенсионерки стало просто таки радужным.

В обычный день тапки вот так просто не находились. Когда хозяйка укладывалась спать, толстая такса Нора вытаскивала тапочки из-под кровати, пряталась в каком-нибудь углу квартиры и с упоением грызла несчастную обувь. И, конечно, на место не возвращала. Это был привычный ритуал: поутру Ирина Петровна шарила под кроватью, потом, кряхтя, нагибалась и заглядывала под кровать, потом, держась за радикулитную поясницу, аккуратно распрямлялась, грозно сдвигала брови и рявкала: "Нора! Ах, ты ж, дрянь такая! Где тапки?!" "Дрянь" поджимала хвост, опускала тряпочками уши и пыталась незаметно исчезнуть из комнаты. Бдительная Петровна в этот момент внимательно наблюдала за длинной таксячьей мордой: Нора, уходя, всегда опасливо косила глазом туда, где спрятала тапки. Далее следовало торжествующее "Ага!" старушки, потом - поиски очков (без них невозможно было точно оценить ущерб, нанесенный собачьими зубами), потом негодующий возглас в адрес "дряни", испортившей обувку, и причитания на тему, что "таких вещей сейчас не делают", "еще сто лет служили бы", "из Москвы прислали, из столицы" и так далее.

Несмотря на поистине уникальную прочность изделий советской промышленности, общий счет был не в пользу тапок: Нора доедала пятую, последнюю пару из вышеупомянутой московской посылки. Другую обувь собака не трогала. Причина такой ненависти была проста: когда-то за особо крупную шкоду Петровна отшлепала подрастающего щенка тапочком. С тех пор комнатные тапки стали врагом номер один ушлой рыжей псины.

Четыре предыдущие пары сгрызенных тапок были демонстративно, без упаковывания в мусорное ведро, отнесены на помойку. Почему демонстративно? Да потому, что у подъездов стояли лавочки, на каждой из которых заседал свой постоянный клуб по интересам. Интересы пенсионного возраста "заседателей" были одинаковы: растущие цены, бестолковое правительство, бессовестная молодежь, пропавшая мораль, ларек напротив соседнего дома, где продавали водку на разлив, и, конечно, порядки и нравы родного Симферополя. Бесспорно, темы неисчерпаемые. Но иногда, для реанимации вдохновения, все же требовалась какая-то новость извне. Съеденные таксой тапки на роль такой новости вполне подходили.

Выходя из подъезда, в одной руке Ирина Петровна держала поводок, пристегнутый к мрачной "виновнице торжества", а в другой - истерзанные тапки. "Опять?!" - восторженно ахали соседки. "Опять, представляете?" - негодующе отвечала Петровна. Дальше в самых ярких красках описывался гнусный характер собаки, потрясающие качества испорченной обуви, страдания рассказчицы и прочая, и прочая. Подъездов было три, лавочек - тоже, и поэтому рассказ с небольшими вариациями повторялся как минимум трижды. Как минимум - потому что могла встретиться, к примеру, подружка, идущая в магазин, сосед из квартиры напротив - да мало ли, кто еще.
Впрочем, последняя пара была еще в приличном состоянии, так что это удовольствие откладывалось на потом.

Так вот, день начался прекрасно. На улице сияло солнце, встала на правую ногу, и тапочки нашлись сразу... Петровна не верила, что в жизни женщины может быть День без единой неприятности. Хоть одна, хоть мелкая - да будет. К примеру, суп невкусный получится, пуговица оторвется или закончится заварка как раз тогда, когда очень хочется попить чайку. Поэтому сразу предположила, что солнце и тапки - это не к добру, неприятности еще впереди. И тут же перепугалась: вдруг тапки целы, потому что с собакой что-то случилось?.. Несмотря на некоторые расхождения во взглядах на жизнь и тапки, хозяйка нежно любила свою питомицу.

- Нора! - окликнула собаку Петровна и, на всякий случай, схватилась за сердце.

По правде сказать, сердечко могло подвести. Но об этом не знала ни одна живая душа, кроме таксы. Детей не хотелось волновать, в бесплатную медицину пенсионерка не верила в силу своего возраста, а на платную, по этой же причине, денег не было. Из всех околоподъездных подружек-старушек Ирина Петровна была самая бодрая - ей даже завидовали! - и подрывать свою репутацию жалобами на сердце не собиралась.

По линолеуму процокали собачьи коготки. Нора задрала морду и вопрошающе посмотрела на хозяйку.

- Ну, что смотришь? - сурово спросила Петровна. - Неси поводок, гулять пойдем!

Такса энергично закрутила хвостом и, подпрыгивая, как толстая сосиска на сковородке, поскакала в прихожую. Гулять Нора, как всякая порядочная собака, очень любила, и через мгновение вернулась, волоча по линолеуму поводок.

Как ни странно, лифт работал ("Ох, не к добру!" - мимоходом отметила Петровна), и вскоре собака с хозяйкой были уже во дворе.

Маршрут прогулки не менялся уже несколько лет: сначала шли мимо дома, потом сворачивали за угол и попадали в небольшой скверик. Дома, окружавшие сквер, выходили на него тыльной стороной, и въезд в зеленую зону был только один - почти не видный из-за растущих деревьев. Поэтому здесь никогда не стояли машины жильцов, не сидели по вечерам пьяные бомжи и подростки никогда не вытаптывали цветы, заботливо высаженные жильцами четырех многоэтажек. Впрочем, клумбы могли уцелеть и потому, что те, кто слушал музыку в сквере вечерами, днем пололи с мамами травку на газонах и таскали бабушкам в ведрах воду - чтобы полить очередное чудо цвето- и садоводства.

Петровна свернула за угол - и обомлела: въезд в сквер зиял рваной дырой, по обеим сторонам дороги валялись обломки акаций с уже привядшей листвой, асфальт был изувечен гусеницами экскаватора, который, рыча, копал яму прямо посредине сквера. "Вот они, неприятности!" - мелькнула короткая мысль.

- Да что ж это делается, люди! - простонала пенсионерка.

- Что-то строят, - ответили откуда-то сбоку. Петровна оглянулась и увидела мрачных молчаливых соседей, стоящих немного в стороне. - Земля нынче дорогая, вот и отдали парк...

Мужики курили, зло сплевывая в сторону. Горько плакала девочка из пятой квартиры: на той неделе она вместе с подружкой и бабушкой разбила хоть и маленький, но настоящий цветник. Смахивала слезы, держа внучку за руку, и сама бабушка: след от гусеницы трактора на внучкином цветнике до боли напоминал следы гусениц немецких танков, прошедших по колхозному полю много лет назад. Шушукались многочисленные мамочки с колясками, осознавшие, что им больше негде гулять со своими детьми: ближайшая зеленая зона - в получасе езды на общественном транспорте. Тряслись руки у престарелых подъездных "заседателей"...

- Пошли, Петровна, дадим им бой. Где это видано - последнюю зелень у людей отбирать!

Старушка оглянулась, и увидела своего вечного оппонента из третьего подъезда. Дед Митрофанов, хромавший сильнее обычного, был в военном кителе, на котором, вместо орденских планок, сиял медалями "иконостас" боевого офицера.

- И то верно! Станем все вместе - и не дадим копать! - в толпе оживились, загомонили, заулыбались и потихоньку стали стягиваться к Петровне и Митрофанову.

Грозно нахмурившись, Ирина Петровна поддернула поводок, подтащив любопытную таксу поближе, и шагнула в сторону ревущей машины. Рядом прихрамывал Митрофанов, за ним шли мамочки и мужчины, а уж за ними, охая и придерживая друг друга, семенили старики.

- Эй, куда прете! - закричал увидевший толпу какой-то мужик в каске и с мобильным телефоном в руке. - А ну, пошли отсюда! Не видите - идет строительство! - и, обернувшись, проорал в сторону рабочих, оттаскивающих в сторону поваленное деревце, - мать вашу, почему забор не поставили сразу? Убрать посторонних с территории!

- Это кто тут посторонний, а?! - возмущенно ахнула Петровна. - Мы этот сквер сами до последнего деревца сажали, растили, поливали, а вы что делаете? А ну, пошли вон отсюда!

- Жаловаться будем! - рефреном зазвучали голоса соседей. - Кто позволил? В Совмин! Нет, в прокуратуру надо! Жулье! Все раздали! Довели народ! Нет такого закона - сквер разорять!

- Сынок, кто тут главный? - спросил дед Митрофанов у мужика в каске. - Ты позови, пообщаться надо. Тут ошибка какая-то: парк ведь, да и дома рядом. Нельзя здесь строить!

- Я здесь главный! - заорал мужик. - Не о чем мне с вами общаться - все по закону! У нас все документы есть! Убирай своих калек, у меня работа стоит!

- Да врет он все! - прозвучал тоненький голосок одной из мамочек. - Не может быть по закону: требования пожарной безопасности нарушены - пожарная машина не подъедет, если что-то построить здесь!

- Да ты-то откуда знаешь, сопля! - слегка растерявшись, повысил голос мужик.

- Юрист она! Верно говорит! Подделали документы! - Народ загомонил и двинулся вперед.

Раздавшийся страшный треск заставил всех остановиться. Экскаватор легко, как щепку, снес ковшом скамейку и примеривался к дереву, под которым она стояла.

Дерево (это был грецкий орех), одно из самых больших в скверике, было любимцем многих детей и взрослых. Старики сидели на скамейке в тени его листвы, малыши играли в стоящей рядом песочнице, а дети постарше любили висеть на толстых ветках, изображая то индейцев, то птиц, то обезьян.

Много лет назад этот великан пророс из орешка и долго жил в цветочном горшке, у Ирины Петровны - тогда еще просто Ирочки - на подоконнике. Потом, пересаженный в горшок побольше, рос на балконе. Потом - у подъезда. А потом жильцы перенесли молодое деревце в центр пустыря между домами. С этого ореха и начался сквер...

Экскаватор поднял ковш и уперся в одну из самых больших веток. Взревел двигатель, снова раздался треск - и ветка с шумом упала на землю. Ковш поднялся, выбырая следующую жертву. Не помня себя, Петровна бросилась к дереву. Прижалась к стволу, обхватила его руками - и увидела опускающийся ковш.

- Стой, убьешь! - кто-то из мужиков кинулся к экскаватору. Закричала женщина, заплакал чей-то младенец. Что-то орал за пыльным стеклом кабины экскаваторщик, жестами изображая всю глубину своего отношения к старухе под деревом, толпе и неблагодарной работе. Люди со всех сторон окружили машину. Кто-то запрыгнул на гусеницу стоящего экскаватора и замолотил по кабине. Двигатель заглох, и сразу стало слышно, что отношение водителя к происходящему было сплошь нецензурным.

- ... .... ..., работать невозможно, босс, ..., убери ты эту ... ... дуру на..., посадят всех ... ... ..., покалечится еще, ..., оно тебе надо? Все, ..., я не двинусь, пока тут посторонние ходят! Попадут под гусеницы - ... оно мне надо, из-за них в тюрьме сидеть?

Перебивая шум толпы и мат экскаваторщика, хрипло залаяла старая такса. Под деревом шла неравная борьба: тип в каске отрывал руки Петровны от ствола ореха, а она, упираясь изо всех своих стариковских сил, цеплялась за дерево опять. Собака, защищая хозяйку, хватала строителя за штаны и гавкала изо всех сил.

Люди бросились к Петровне, и она, увидев подмогу, выпустила ствол. В этот миг, почувствовав, что сопротивление ослабло, мужчина с силой рванул пенсионерку на себя и оттолкнул от дерева. Секунда - и женщина лежала в пыли. Ее сразу стали поднимать, отряхивать, говорить что-то сочувствующее... Но Петровна уже ничего не замечала. Острая, привычно было кольнувшая, боль вдруг придавила сердце таким камнем, что не стало сил ни слушать, ни смотреть, ни шевелиться.

Потом были милиция, "скорая" и неудачные попытки реанимации. Разъяренная толпа, поиск сбежавших стротелей и валяющаяся на земле каска. Была иномарка, человек, наблюдающий за суетой в сквере сквозь тонированное стекло, и пара телефонных звонков нужным людям. Был разоренный сквер и старая такса, воющая под искалеченным орехом.

Утром следующего дня вокруг стройки уже стоял высокий забор. Сновали машины, вывозя на свалку срубленные кустарники и деревья. В одну из таких машин брезгливо, как дохлую крысу, забросили за поводок труп старой рыжей собаки.

Строительство шло полным ходом. Жизнь продолжалась...

Ссылка на тему: http://glavprospekt.mybb2.ru/viewtopic.php?t=21



Внимание! Если вы считаете, что темы с вашего форума не должны присутствовать в карусели тем или в карусели присутствует содержимое, нарушающее нормы общепринятой морали, либо действующего законодательства - напишите нам на abusereport@mybb2.ru
 

создать форум