Карусель тем сервиса MYBB2.Ru
Ссылка на тему: http://petrakovo.mybb2.ru/viewtopic.php?t=95

ПАМЯТКА ЗАВХОЗУ Шла уже третья неделя.

 
ПАМЯТКА ЗАВХОЗУ
Шла уже третья неделя. Мы выходили из района. Восемьдесят километров тайги, по уши снега среди бурелома и на кончике азимута маленький поселок на великой русской реке. Тропили по совести, сколько хватит сил. Чтобы, сделав шаг в сторону и повиснув на палках, пуская на снег тягучей слюной, успеть дохнуть пару раз, и, за то время, пока вся группа проходит мимо, дождаться, когда с глаз уплывет желтая пелена. Он делал ровно пятьдесят шагов. Он был здоровый, как бык. Он экономил силы. Он говорил, что пятьдесят шагов - это норма, и его так учили в школе туристской подготовки. Лучше его бы сразу убили, там, в этой школе. Нас до смерти злило его ровное дыхание, когда он стоял рядом с лыжней, пропуская группу вперед после этой своей нормы. Прозрачные намеки в свой адрес он спускал между ушей. Он знал, и даже казалось ждал того момента, что, если мы ляжем здесь костьми, у него останется нетронутый запас сил, чтобы вытащить к людям свою драгоценную шкуру. У нас не было этого запаса, и наша злость была тихой.

С утра начальник сказал, что, возможно, сегодня мы выйдем в населенку. После завтрака я собрал у народа все продукты. Они поместились в небольшой пакет. Кроме перекусной мелочевкиостались лишь три пакета супов и пачка масла. На этом НЗ мы сможем протянуть еще суткки. Пакет я засунул себе в рюкзак. Перекусывали мы в какой-то яме. Мы спустились в нее и поняли, что не выберемся, если хоть немного не передохнем и не подкрепимся. Густо шел снег. Он шел уже почти неделю, то усиливаясь, то почти переставая, и оттого, что мы долго не видели солнца, казалось, что мы топчемся на одном месте. Рекой и не пахло. Оттого, что снег пошел гуще, стемнело, как будто наступил вечер. После теплого чая немного расслабились, но поднявшийся ветер задул снегом костер, за дровами идти было глупо, а вставать и тропить в горку из этой ямы никому не хотелось. Даже начальник притух, и хотя он отдал приказ собираться, по его бегающему по сторонам, ищущему взгляду было видно, что он уже начал присматривать место под ночевку, и в лучшем случае нас ожидает не больше одного перехода. Тот, кто нес бачок, стал запихивать его в рюкзак, но делал это так основательно и неуклюже, что было ясно, что это надолго, и остальные, с благодарностью взирая на это, тихо дубели. Он тоже сидел, в толстой куртке, которую он надевал в первую очередь, когда приходил на привал, и, хотя копался, как правило, дольше всех, и не думал начинать собираться. Эта болезнь уже начала передаваться всем нам - собираться по очереди, оттягивая тем самым время. По группе уже полз предательский дымок скорой стоянки, обещающий отдых и пищу, и он первый высказал вслух эту мысль, с той непосредственностью полудурка, которая заменяла ему совесть.

- Ну что, старики, темнеет уже, пора лагерь ставить.
Правда, начальник? Вымотался я сегодня от этой тропежки. Сейчас супчику сварим. У меня еще супчики оставались. Завхоз, ты супчики не забыл? Я их тебе сегодня отдал. Хорошие супчики! Кто у нас сегодня дежурит? Что-то мне так жрать хочется! Жрать он действительно был мастак. Чтобы запихнуть сразу кусок побольше, он так широко раскрывал рот, что на лице уже не оставалось места и ему приходилось зажмуривать глаза. Вид этого, так сказать, лица, его конвульсии и издаваемые при поглощении пищи звуки, все это походило на отвратную картину испражнения страдающего от расстройства пищеварения организма, пытающегося облегчить свои страдания неловкими манипуляцими задних конечностей, картину, заснятую на кинопленку извращенцем-оператором и прокручиваемую в обратном направлении. Я не мог удержаться.

- У нас нет супчиков.
- Как это нет? - даже когда он не напрягался и не зажмуривал глаза, в в его разверзшуюся от удивления пасть можно было всунуть кулак не задевая за косяки.
- Так. - меня несло. Я говорил уверенно, как само собой разумеющееся.
- Начальник утром сказал, что мы сегодня должны по графику выйти в населенку. Поэтому я и оставил только перекус, а все остальное выкинул.
- Где выкинул? Куда? В лагере? У костра оставил? - он уже видел эти пакетики, лежащие на пеньке под елочкой, он уже был готов бежать за ними, ему, бугаю, это было несложно, по пробитой лыжне, мы не так далеко и ушли с утра. Он уже принял все это за чистую монету и пора было обрубать концы.
- Нет, зачем. В костер высыпал.
- Как в костер?
- Чтобы пакетики не оставались. - аргумент был веский. Уж что-что, а перед выходом из лагеря уничтожить следы своего пребывания в лесу - собрать весь мусор и сжечь его на костре - этот закон мы соблюдали свято.
- Нет, старик, это ты зря. Вот когда я водил, так в конце похода мы продукты никогда не выбрасывали, мы их потом поровну делили... - перед его глазами проплывали образы когда-то недоеденой жратвы. - Хоть бы ты их так оставил. Я бы сбегать мог.
- Тут я что-то не подумал. - мне даже стало грустно от собственной тупости
- Да брось ты! Из-за трех пакетов бежать, полдня туда, полдня обратно. - чем глубже я впадал в раскаяние, тем больше его забирало собственной правотой
- Да мне начальник сказал, что сегодня точно дойдем.
- Да уж, как же. Дойдешь тут с вами. С голоду скорей тут сдохнешь. А если и завтра не дойдем?

Начальник фишку просекал сразу.
- А ты чего расселся? Ты думаешь, если я сказал, что к вечеру будем в населенке, то можно до вечера у костра задницу греть? Думаете, населенка сама к вам к вечеру подползет?
Демагоги! Супчики им подавай! А ну, живо, мешек в зубы и пошел! - начальник был в ударе. Как истинная зараза, он любил нападать на морально ослабленные организмы.

Группа наблюдала сцену с видимым интересом. На ее глазах разворачивался последний акт ледовой трагедии.
- Да пошли вы все!
Он понял, что пришел его час, тот момент, ради которого он копил силы весь поход, а возможно и всю жизнь. Судьба повернулась к нему лицом и лязгнула голодными зубами. Он совершит подвиг. Он выйдет к людям, и, вернувшись по его следу, возможно кого-нибудь из нас застанут в живых. И вот он встает, и как Данко... И слезы умиления уже не смахнуть ослабевшей рукой, и они замерзнут на наших щеках.

Группа зевала и не спешила ловить мышей. Спасать свою жизнь сил уже не было. Кто-то закуривал возможно последнюю перед мучительной смертью в снегах, сигарету. Он поразительно быстро скинул куртку, запихнул ее в рюкзак, пристегнул лыжи и решительно полез на бугор. Когда следующий из нас вылез из ямы, его уже не было видно. Только прямая, ровная лыжня уходила вглубь тайги. Мы догнали его только через три часа. Он сидел у створного знака. Ветер разогнал облака и великая русская река катила застывшие волны застругов в сиянии низкого северного солнца. На другом берегу, за розовыми бурунами, дымился поселок.

Мы успели еще зайти в магазин и в просторном бревенчатом спортивном зале местной школы, куда нас устроили на ночлег, мазали маслом теплый еще, свежий хлеб и варили на примусе три пакета супов - наш последний маршрутный ужин. Как гласит один из пунктов Памятки завхозу: "У хорошего завхоза продукты не кончаются", и, с новой строки: "У хорошего завхоза продукты не остаются".

Ссылка на тему: http://petrakovo.mybb2.ru/viewtopic.php?t=95



Внимание! Если вы считаете, что темы с вашего форума не должны присутствовать в карусели тем или в карусели присутствует содержимое, нарушающее нормы общепринятой морали, либо действующего законодательства - напишите нам на abusereport@mybb2.ru
 

создать форум